Бесплатная консультация
Тель-Авив:+ 972 3 50-60-000

Заказать звонок
Recent Posts

Лечение и реабилитация в Израиле. Часть 2.

Лечение и реабилитация в Израиле. Часть 1.

Лечение и реабилитация в Израиле. Часть 3.

- Чувствуется что действительно хороший реабилитационный центр?

- Да.

- Конечно. Это когда я все это видела, вот увидела в первый раз этот физиокабинет, это лечение, медперсонал, который относится очень тепло и понимающе к нашей проблеме, то, что там люди болеют, видно что у них поддержка огромная, колоссальная поддержка от этого медперсонала идет. То есть, они психологически стараются помогать делать все, чтобы человек чувствовал себя комфортно, а с другой стороны подталкивают на самостоятельность, на то, чтобы человек, который пострадал, понимал, что он может продолжать жизнь. Практически полной жизнью.

- Да, что человек не такой беспомощный, что может продолжать жить нормальной жизнью. Практически полноценной жизнью.

- Как у тебя впечатления от самой физиотерапии, от той же фирмы, которая вами постоянно занимается. Насколько есть разница между тем, когда ты приехал и между, до того момента, скажу до недели назад. Насколько улучшения, насколько ты можешь сказать, что ты стал более независимым или еще не настолько. Вот что ты про это можешь сказать?

- Вообще, я делаю все, что я делал раньше на ногах, на коляске я делаю все. Также и пересаживаюсь, и одеваюсь, все. А до этого было тяжело.

- То есть после этих занятий стал более самостоятельным?

- Да.

- И за короткий промежуток времени.

- То есть меньше месяца получается?

- Три недели. Его уже поставили на ноги. На брусья, сделали там специальное это, чтоб колено фиксировать. И он уже ходил, как ни как, но человек уже идет. Уже он себя ощущает, у него сила воли появляется к тому, чтоб шло продолжение.

- А по поводу проживания? Сначала ты был госпитализирован, Олеся должна была жить. Как были условия для жилья и вот сейчас ваша квартира. Ваше отношение?

- Ну, когда мы прилетели, Диму госпитализировали, мне представители сразу нашли жилье. Без всяких проблем вообще. Мне уже было предоставлено и мне было уже жить. Потом как получается, Диму выписали, и мы поменяли жилье поближе в Левенштейн. Почему, потому что далеко, и второй этаж, и лифта не было. Нам поменяли жилье и вот сейчас мы живем в этой квартире, и вообще я себя чувствую по-домашнему здесь. Как будто я дома.

- И сейчас мы подходим в той ситуации, что у тебя были жалобы в спине, боли, и т.д. Пожалуйста, расскажи, что тебе мешало и как вы дошли до следующего этапа?

- Ну, спина болела от момента травмы. И после операции, когда сделали операцию, спина болела, и все болело. И вот я физиолечением занимался, и все равно болело и болело. Постоянно на таблетках, постоянно на обезболивающих.

- У тебя болела как спина, как поясница, все в области таза были боли. Ноги болели очень сильно. И тут я должен добавить от тебя, что следующий момент, который был это снимки МРТ, которые Дима с Олесей привезли из России. Я их показал доктору Пекарскому, спинальному хирургу, который считается одним из ведущих хирургов в Израиле. И после того, что доктор Пекарский посмотрел эти снимки, он сказал, знаешь что приведи, его ко мне. Но сначала нужно сделать израильское МРТ, и я спросил доктора, какие шансы или надежды, чтобы улучшить состояние. Потому что до сих пор все говорили Диме, что инвалидная коляска это что-то, что будет из него очень трудно выйти, и шанс на это крайне невелик. И на что доктор Пекарский мне сказал то, что я готов его посмотреть, это уже хорошо. И мы сделали МРТ, после этого поехали к доктору Пекарскому. И что Пекарский пообещал, и что сказал с большой осторожностью. Как была консультация?

- Ну, он сказал, что боли он уберет, и то, что у меня конструкция стоит неправильно, то, что ее сделали как бы ни так, как надо. Потому что она там ничего не фиксирует, все болтается и мешается, все зажато в компрессе, и он сказал, что это все он уберет.

- И большой плюс этих докторов Израильских то, что они никогда не говорят наперед, хорошее. Они всегда скажут лучше, чем похуже. Они никогда тебе не дадут такую, как сказать, они лучше скажут похуже. Это их плюс. То, что они не обещают горы, после операции. То, что они тебе сделают, да и сделают они тебе как положено. Уберут осколки как у него. Но то, что он будет ходить, это все будет после операции. Вот это вот очень хороший плюс докторов израильских. И то, что он сказал, что шанс очень небольшой, что Дима будет ходить, и после того, что была операция, доктор сказал, что операция была целесообразная, и надежда, что будут улучшения, появились намного больше. Что все это было правильно.

- Расскажи, пожалуйста, про саму операцию, и можешь сравнить, как это было там и как это было здесь? Твои ощущения от больницы Ассута, нашей гордости Израиля?

- Больница хорошая, в этой больнице есть все. И врачи и весь персонал. Одни специалисты. Ну, операция как, сравнению не поддается. На второй день после операции меня посадили. И я пошел мыться, уже все, я передвигался уже на кресле на второй день.

- Там я месяц лежал в России. Приехали мы, получается, за день, вечером приехали, на утро нам назначена была уже операция. Ну, встретили хорошо, больница прекрасная и персонал тоже. Сравнений нет ни с чем. Вот эту больницу не с чем сравнивать.

- В таких больницах мы еще не были.

- Олеся со своей стороны, что ты можешь добавить, потому что Дима, когда был на операции, он не помнит?

- Переживала и второй раз это у меня все это получилось. Помогали, конечно, мне представители, которых я ждала и не заходила, когда они мне сказали, что операция уже закончена. И то что нужно было заходить в реанимацию и через час уже впускают. А там, в России, я сутки не могла зайти. Здесь через час мне уже сказали заходить. Ну и дождалась я тебя, и мы пошли вместе. Чтоб поддержка была какая-то, потому что я бы, тяжело мне вообще было. Ну, все зашла.

- Диму после того как?

- Дима немножко еще накаченный был.

- Под наркозом?

- Да, через час он уже захотел есть. Он начал кричать, дайте мне поесть, и я хочу есть. Тогда ему нельзя было есть, но я, конечно, купила ему бутерброд, и он его съел, потому что я понимаю, после той операции в России я его заставляла есть через силу. Он пять дней сначала вообще ничего не ел, а тут через час он начал кричать, что я хочу кушать. И я думаю, что не было смысла ему отказать. Как говорится, если человек хочет кушать, значит, он здоров.

- Организм требует. Ты пробыл в больнице примерно 5 дней и тебя выписали, сейчас ты опять дома. И как твои ощущения после того, как прошла операция?

- Ну, побаливает, конечно, все. Лучше стало, намного лучше.

Лечение и реабилитация в Израиле. Часть 1.

Лечение и реабилитация в Израиле. Часть 3.

Оставить комментарий

Имя *
E-mail *
Телефон
Текст комментария